понедельник, 8 марта 2010 г.

Пустота в твоем сознании, отражающая Пустоту, окружающую хрустальный
алтарь и обрывающуюся за ним стеклянную ленту дороги, начинает отступать -
сперва неуверенно и медленно, потом все быстрее. Выстроенный тобою силовой
экран больше не нужен, и вся освобожденная энергия идет на создание опоры для
только что родившегося Пути.
Только что родившегося - или открытого вновь?
Эту мысль ты тут же изгоняешь: сейчас не время. Вселенная еще не смирилась
с тем, что какой-то чародей только что встал рядом с Демиургами, на вершок от
звания Творца - хотя еще большой вопрос, что легче: проложить новый Путь или
сотворить новый мир...

Музыка Сфер стихает.
Последнее из ограждающих созвездий, Руна Thurisaz, растворяется в черноте
небосвода. Печати сорваны, Путь открыт.
Последней мыслью, проскользнувшая в твоем меркнущем от усталости разуме,
оказывается почему-то поверье о том, что Тени частенько питаются умами и душами
чародеев, неспособных оказать достойное сопротивление...


4. Последнее Испытание

Когда видишь Цель и Способ,
Когда ясен Путь и Удел -
Не думай, что все так просто:
Нет легких на свете дел...

Кажется, местные именуют этот край озер и низких холмов Лаккаром. Живут
здесь по большей части расы, о которых в твоем родном мире никогда не слышали
даже создатели детских сказок: карлы, они же равнинные гномы (нисколько не
схожие с горным племенем цвергов, которых кое-кто тоже зовет гномами), а также
некие "половинчики". Прочитанный в далеком прошлом "Радужный Цикл" давал столь
подробную характеристику этих рас, что тебе ничуть не хочется сколь-либо тесно
общаться с ними; но, увы, не все твои желания имеют тенденцию осуществляться.
Информация, полученная во Вратах Теней от их благодарных обитателей,
достоверна до тошноты: именно в Западном Лаккаре живет теперь Ардайн, изгнанная
своим племенем и давно отошедшая от того, что принято именовать цивилизацией...
Роща, посвященная какому-то таинственному (и довольно мало интересующему
тебя) Хрустальному Древу; она стоит здесь, по словам местных жителей, с момента
создания этого мира. Рядом с этим местом осмеливаются жить только те, в чьих
душах нет следов Хаоса и Разрушения (последнего местные уже не говорили, но
иной вывод из их неразборчивого лепета сделать трудно).
Что ж, Ардайн под такое определение подходит вполне. О тебе того же
сказать нельзя, однако, поскольку жить здесь ты и не собираешься, такая
ситуация тебя не пугает. Ты осознаешь, что это может быть самонадеянностью, но
предпринимать специальных мер вроде маскировки или чар Высшей Защиты не
собираешься. Если тебя раскроют - что в местах средоточия сил почти неизбежно,
- такие действия будут совершенно закономерно отнесены к классу враждебных, и с
тобой поступят соответствующим образом. Или по крайней мере попытаются
поступить..
А лишние проблемы тебе не нужны - хватает и без этого...

Тихий звон хрустального колокольчика.
Ты укрываешься в тени ближайшего дерева (все это слишком похоже на
традиционную сигнализацию), но в пределах видимости не появляется никаких
Стражей. В другое время ты начал бы нервничать: ведь если Стража не видно, это
означает лишь одно: он укрылся чересчур умело для тебя, и следует быть готовым
к худшему. Однако сейчас ты воспринимаешь отсутствие охраны как должное. В
самом деле, к чему охрана в месте средоточия сил?
Нет Стражей и подле Врат Теней... Да, Тени дадут по девять жизней форы
любым Стражам, однако они не принадлежат к этой странной породе существ, о
которых ни один чародей, ни один мудрец не способен доподлинно сказать,
являются они живыми или мертвыми...
Но довольно.
Ты в который уже раз ловишь себя на совершенно посторонних мыслях в
преддверии важного дела. Как будто не о чем больше думать, кроме как о Стражах
(отсутствующих, кстати, здесь)!
Впрочем, ты знаешь, почему происходит именно так.
Ты просто боишься.
Ты - Проводник, гроза Стражей, часто заставляющий трепетать самих Богов и
Слуг Судьбы, - боишься?
Да. Боишься встретиться со своей судьбой (в ЭТОМ воплощении Судьбы).
Боишься встречи с той, которую когда-то... любил (и как же странно звучит это
слово для тебя, лишенного почти всех присущих человеку чувств). Боишься узреть
последствия этой любви. И пожалуй, больше всего ты боишься, что после этого
станешь тем, кем не должен был никогда стать - человеком.
Человеком, сделавшим свой Выбор и свершившим все, что следовало свершить.
То есть - закончившим свой Путь.
Но, по крайней мере, ты не боишься признать этот свой страх...

Ты чувствуешь чей-то взгляд, поднимаешь голову к ветвям дерева, в тени
которого укрываешься - и замираешь.
Серебристые глаза последней из Рожденных-под-Звездами пронзают твою душу
насквозь, раня куда больнее, чем острия звездного света при ритуале Открытия
Врат. Эта боль - лишь в твоем сознании, потому что Ардайн (пока) не собирается
причинять тебе вреда; но от этого легче вовсе не становится.
- Ты нашел меня, Акинак, - наконец говорит она.
Не собираясь сейчас поднимать вопрос о твоем имени, ты киваешь.
- Извини, что не пришел раньше. Мне пришлось задержаться...
- ПОЧЕМУ?
Звездный народ не проявляет эмоций открыто, поэтому такого возгласа ты
никак не ожидал.
- Я же говорю: пришлось. Покинуть Путь - это дело не одной минуты. И даже
не одного года...
- Почему ты пришел сюда? - тихо спрашивает волшебница, игнорируя твои
объяснения.
Ты не можешь сформулировать свои чувства даже мысленно, ибо никогда не
испытывал такого. Потому отвечаешь молчанием, надеясь на его (молчания)
многозначительность.
- Многие за эти годы пытались добраться до меня, - говорит Ардайн, и в ее
руке появляется что-то вроде волшебной палочки, - но еще большее число врагов
стремилось отыскать моих детей. Я не называю их "нашими", потому что тебя они
не знают - и не узнают!
ДЕТЕЙ???
Двойня у Рожденных-под-Звездами была событием настолько редким, что ты
даже не принимал в расчет такой возможности.
Но тогда...
Ты слабо улыбаешься. Мышцы на твоем лице судорожно напрягаются: эта
гримаса, столь отличная от обычной кривой усмешки, заставляет тебя выглядеть
как-то неестественно, однако впервые за все годы ты чувствуешь подлинную
радость.
Значит, Боги Тьмы охотились не за потенциальным Повелителем Теней, а за...
Звездными Близнецами?
Ты поспешно откладываешь эту мысль в сторону, потому что Ардайн как раз
собирается использовать против тебя какое-то заклинание - и нужно действовать
как можно быстрее. Быстрый шепот, доведенный до автоматизма жест - и град
ледяных стрел скатывается по защитному полю, не причинив никакого вреда ни
тебе, ни Ардайн.
- Постой! - Ты поднимаешь вверх руку. - Я пришел не ради них, и даже не
ради тебя!
- А ради чего? - спрашивает она, в точности копируя Темную Королеву...
светлая ей память.
- Ради себя, - говоришь ты. - Я должен пройти это Испытание.
Волшебница хмурится:
- Если ты покинул Путь, о каком Испытании может идти речь?
- О Последнем, - молвишь ты. - О Последнем Испытании - на человечность.
Ведь лишь семья (или как бы это ни называлось) способна устроить такое. А моя
единственная семья - это ты... и дети, которых я никогда и не видел-то.
Ты снимаешь защитное поле и смотришь ей в глаза.
Волшебная палочка падает вниз подобно обычной сухой ветке.
А Ардайн падает в твои объятья.
"Дальнейшее - молчание." [В.Шекспир "Гамлет"]

Половина Испытания позади. Осталась вторая, в чем-то даже более трудная.
Потому что с Ардайн ты хоть как-то знаком и мог представить, чего от нее
следует ожидать; тогда как твои дети - это полная неизвестность.
Что ж, тебе не впервой идти навстречу неизвестному.
И ты идешь.

Вначале ты видишь Илит - девушку, похожую на Ардайн, но с темными глазами,
каких не бывает у звездного народа. Ты знаешь, что родилась она почти сто
двадцать лет назад, однако по ее внешности этого не скажешь - потому что и для
Рожденных-под-Звездами, и для твоей древней расы возраст есть понятие очень
гибкое; фактически вы живете столько, сколько хотите, если, конечно, не
погибаете до того. Многие смертельные для людей болезни и прочие неприятности
не имеют власти ни над твоим народом, ни над звездным, да и старость приходит к
вам нечасто - но называть вас бессмертными могут лишь те, кто ничего не
понимает ни в Жизни, ни в Смерти...
Несколько минут спустя ты видишь ее брата, Аргена; он унаследовал от тебя
большую часть внешности, однако глаза его имеют золотисто-янтарный оттенок -
обычный для Рожденных-под-Звездами и невероятно редкий среди людей.
Телосложением он больше похож на человека, чем на сына звезд, тогда как его
сестра - почти что копия своей матери.
"Они слышали о тебе, - мысленно произносит Ардайн, скрытая тем же покровом
невидимости, который позволяет тебе наблюдать за собственными детьми, оставаясь
незамеченным, - но я никогда не говорила им, что Акинак и их отец - одно и то
же лицо."
"Насколько они сильны в Искусстве?" - интересуешься ты.
"Почти сравнялись со мной. Но сложилась довольно странная ситуация: они
сильны лишь тогда, когда находятся рядом."
"Разделенное Могущество?"
"Да. И должна признать: ты пришел вовремя. Я удерживала их тут из
последних сил... До ста лет в них преобладала спокойная звездная кровь, а в
последние годы начал брать верх унаследованный от тебя человеческий
темперамент."
"Тебе крупно повезло, что я не северянин и не гэл, - усмехаешься ты, -
иначе характер проявился бы пораньше..."
"Хвала небесам! - Ардайн мысленно поднимает очи горе. - Как ты собираешься
начать разговор?"
"Представь меня."
Коротким движением ты снимаешь чары.
Реакция у ребят великолепная: появление незнакомца "из ниоткуда"
заставляет их скрыться из виду, причем настолько спешно, что ты едва успеваешь
проследить направление взглядом. Лишь после того, как они замечают мать,
преспокойно стоящую рядом с незнакомцем, их головы появляются из кроны
ближайшего дерева - совершенно не там, кстати говоря, где скрылись. Отличный
прием; здесь не только скорость важна...
- Слезайте, - с легкой улыбкой молвит Ардайн. - Это не враг.
Да, манеру бесед Рожденных-под-Звездами ты уже успел подзабыть. Наверняка
Ардайн сама не говорила в этом стиле где-то последние лет сто и сейчас хочет
доставить себе маленькое удовольствие, одновременно разряжая обстановку. Что ж,
отлично. Как раз сейчас помощь тебе не помешает.
Арген и Илит ловко спрыгивают на землю. По твоим прикидкам, они сейчас
примерно в том же возрасте, в каком был ты сам, когда пришел к Варгону в Башню
Темного Стекла: для детей звезд детство заканчивается годам к двумстам, для
человека твоей крови - в шестнадцать, а им, полукровкам, сейчас как раз по сто
восемнадцать. Ты начал чуть раньше, но и они наверняка успели научится кое-чему
небесполезному - или ты совсем не знаешь Ардайн.
- Кто это? - спрашивает Арген, обращаясь к матери.
- Один человек, с которым я давно знакома, - отвечает та.
Илит смотрит тебе в глаза, переводит взгляд на брата - и пораженно ахает.
Ты киваешь головой: да, ваше сходство несомненно, но заметить его так быстро
может только очень тренированный взгляд - смотреть мало, надо еще и видеть.
Безусловно, дети прошли хорошую начальную школу.
- Я не могу выразить тебе соответствующую благодарность, - говоришь ты в
высокопарном стиле звездного рода, - ибо даже в вашем языке нет нужных слов,
дабы показать мое восхищение и уважение.
Волшебница улыбается, но очевидно, что эти слова ей приятны.
- Мама... - во взгляде Илит читается вопрос, на который она уже знает
ответ, но не может поверить в это.
Арген смотрит на сестру, потом на тебя - и также замечает общие черты. Это
сложнее, ведь выражение глаз у вас сейчас разное; но у него преимущество,
потому что Арген уже понял, ЧТО надо искать. И отлично справляется с задачей.
- Да, - говорит он.
- Да, - одновременно молвят Илит и Ардайн.
Ты усмехаешься и кивком подтверждаешь истинность непроизнесенных слов. К
чему высказывать вслух то, о чем вы и без того думаете, что называется, хором.
Интересно, насколько часто "глава семьи" чувствует себя так же, как ты в
эти мгновения? Если часто, тогда заводить семью - дело, безусловно, стоящее.
Даже если это случается лишь однажды за всю жизнь; такой миг стоит многих лет
ожидания и Испытаний...
Миг Изменения.
Как ни странно, ты начинаешь думать, что Изменение не было для
Рожденных-под-Звездами, более известных теперь как дроу, таким уж злом; они
ведь тоже испытали радость перерождения, радость новой жизни. Пускай в вечной
ночи подземелья-Подземья, пускай на службе жестоким Темным Богам, - но дроу
обрели новую жизнь, пустив в свою кровь свежую струю Силы!
Это ведь так просто... Чтобы возродиться, надо умереть.
Поймав себя на этой мысли, ты машинально применяешь древнюю поговорку к
самому себе - и понимаешь, что старые истины не изменяются. Ты умер - и родился
вновь.
Каждое Испытание - это смерть. И новое рождение.
Вспоминая былины гусляров о начале начал - "долго мучился Род, долго
тужился, и родил он царство небесное, а под ним создал поднебесное", - ты с
почти детским восторгом заключаешь, что в процессе очередного Испытания чародей
"рожает" сам себя. А это почище, чем приписываемые всяким уважающим себя богам
деяния о сотворении всего сущего из Их плоти, слов и дыхания.
Каждое Испытание - это Изменение.
А главное Изменение происходит благодаря Выбору. Потому что выбор
определяет судьбу не человека, а всего мироздания.
Ты сделал выбор - и изменился. А также изменил весь мир, о чем пока
известно немногим...
(На самом деле ты изменился не в тот момент, а намного раньше, но это тебе
предстоит осознать лишь много лет спустя...)


5. Пророчество и Знак Меча

Забудь о своих подозреньях:
Не так ты силен, чтоб Враг
Твои мог понять сновиденья
И снять Путь закрывший Знак.

Комментариев нет:

Отправить комментарий