понедельник, 8 марта 2010 г.

За мгновение счастья приходится платить часом горя, это ты давно знаешь.
Знаешь ты также и то, что счет сей предъявляет человеку Судьба, чей приговор
столь же скор, сколь и безжалостен.
Ты не знаешь лишь одного: когда наступит час расплаты.
И не желаешь тратить каждую секунду счастья на трепетное ожидание
Безликого Посланца, который преподнесет тебе свиток багряного пергамента с
черной печатью Весов. Ты предпочитаешь вновь сделать все по-своему: о да,
Судьба может явиться (и явится) к тебе, может потребовать (и потребует)
заплатить все долги, но перед этим Ей предстоит как следует попотеть!
Используя как уловки, усвоенные за годы странствий по иным мирам, так и
разработанные тобою все в тех же странствиях защитные чары, ты окружаешь всю
Хрустальную Рощу тонкой паутиной заклинаний. Теперь ты владеешь этой техникой
достаточно хорошо, чтобы не держать нити-паутинки в руках постоянно, но и не
терять контроля над всей структурой. Ни знаменитому оккультному Ордену Паука,
ни сведущим в тайнах мироздания каббалистам Нефилим, ни "совершенномудрым"
мудрецам-даосам Голубых Гор такой прием неведом. Во-первых, это дело довольно
хлопотное, во-вторых, требует специфического настроения; потом, не будешь же
накладывать такие чары на каждую Башню (что было бы неизбежно, войди это
заклинание в массовый обиход).
Искусство - удел избранных, говорили древние. И это правда. Но ведь и
среди избранных есть такие, кто искуснее прочих. Как следствие, им и доступно
больше, нежели остальным.
Искусству нельзя научить и нельзя научиться. Подлинный мастер - не важно,
в какой области Искусства, - становится мастером сам. Ибо Искусство - это вовсе
не сумма знаний, силы и удачи, как полагают многие; Искусство - это Дар. Дар
быть неудачником среди счастливчиков, слабаком среди силачей, дураком среди
мудрецов - и постоянно опережать их на шаг.
Именно так стал мастером ты сам. Иного способа, по всей вероятности, и не
существует; впрочем, ручаться за это ты не можешь.
Иногда говорят: мастером не становятся - мастером рождаются. И это тоже в
чем-то верно, потому что Дар нельзя приобрести или заработать - с ним можно
только родиться. Другой вопрос, что одного Дара бывает достаточно для того,
чтобы стать магом, но мало, чтобы обрести мастерство...
Однако все это не дает ответа на вопрос, который ты уже бросил себе
задавать. А именно: почему из всех Следующих Пути только ты распознал его
истинное направление и сумел избрать иное.
Что ж, как говорят, Судьбе известно все, включая и то, что еще не
произошло. Когда к тебе явится Посланец - ты попробуешь добиться ответа от
него...

- Вот так я и получил свое имя, - завершаешь ты рассказ.
- Отец, а что означает пророчество о колдуне-клинке? - спрашивает Арген.
Ха, если бы ты знал полный смысл этого пророчества, тебе бы не пришлось
столько мотаться по различным Сферам, выискивая удовлетворяющий всем твоим
требованиям Путь - нужное направление само бы появилось в поле зрения...
- Не знаю, - говоришь ты. - Конечно, можно было бы задать вопрос
служителям любого Оракула, однако я не хочу разглашать, что это пророчество на
самом деле неполное.
Арген удивленно поднимает левую бровь.
- Разве? По мне, так тут все завершено... - Круговым движением правой руки
он разворачивает в воздухе призрачный свиток, на котором проявляются ровные
строчки зеленых рун:

Рожденный в ночи и обученный Тьмой,
Не раз он играл со своею судьбой;
Расставшийся с властью, разбивший венец,
Он выбрал и Путь свой, и скорый конец.
Под Знаком Меча на дорогу времен
Он вышел - не зная, что метит на трон,
Которого нету уж тысячи лет,
С тех пор, как увидел мир первый рассвет.
Последний из Первых, он поднял клинок,
Откованный в дни Разделенных Дорог,
И этим мечом начертил Знак Пути -
Где, кроме него, никому не пройти.
Пожертвовав жизнью друзей и врагов,
Он отдал и силу, и юность, и кровь
За право быть тем, кем хотел... А потом
Сменил он свой Путь - и ушел в мир иной.

- Ну, - усмехаешься ты, - коли ты решил все загадки этого "послания
небес", поведай, пожалуйста, о каком троне здесь говорится.
Арген закрывает глаза, словно вспоминая что-то, услышанное много лет
назад; потом говорит:
- Звездный Трон - вершина Искусства.
- И ты думаешь, что я ее достиг?
- Не мне судить. Но ведь тут нет ни слова о том, что ты ДОСТИГ этого трона
- ты лишь идешь к нему.
- Хммм... Хорошо, сынок, а какой же венец я ухитрился разбить и с какой
властью расстаться?
- Это просто. Ты ведь был лучшим учеником в своей школе?
- Где-то так, - соглашаешься ты. Варгон этого не говорил никогда, но так
ведь и было - это ты понял, правда, гораздо позже.
- Ну вот. А кто становится Главой Сбора, Верховным Адептом?
Мастер-чародей, который способен справиться с любым из Адептов, думаешь
ты. Ведь Адепт - не столько ранг, сколько титул. Адепты в большинстве своем не
действующие чародеи, а учителя и исследователи-теоретики; всю, так сказать,
работу выполняют мастера и ученики. Арген прав: уйдя с Пути Серой Башни, ты
отринул собственное предназначение в рамках, созданных для тебя... Путем.
Странный вывод - но не принять его нельзя.
- Ладно, - молвишь ты. - А чьей же жизнью я пожертвовал - помимо своей
собственной?
- Варгон. Хравн. Юлленер. - Это отвечает неслышно возникшая позади тебя
Ардайн.
- Кто? - Последнее имя тебе незнакомо.
- Темная Королева - так ее звали, когда она еще была Звездной.
- Но это...
- Это враги и друзья одновременно. Вот тебе и жертвы. Потом, в пророчестве
еще не все сбылось: юность тебе еще предстоит отдать.
Да уж, для своих ста пятидесяти ты смотришься очень ничего, едва на
тридцать (по меркам людей, разумеется, а не эльфов). Вполне возможно, Ардайн и
Арген правы, а ты ошибался. Вполне... но то ли врожденное упрямство, то ли
взращенная Путем параноидальная интуиция не дают тебе остановиться на этой
ступеньке.
- Хорошо, я готов допустить и это, - говоришь ты, - но почему в этом
пророчестве нет ни слова о том, в какой именно мир ушел "он" (в смысле, я), и
зачем все это было сделано?
- Ты ищешь логику в пророчествах?
- Отнюдь. Мне не хуже твоего известны "правила" их составления,
основывающиеся на аксиоме о недопустимости употребления семантически точных
выражений. Однако автор этого текста как будто оборвал повествование, сообщив
примерно три четверти всей "истории". Обрати внимание: пророчество написано в
двустишьях. Каноническое их число в подобной ситуации - двенадцать, а здесь
только восемь.
- Двенадцать - это среднее число, - возразила Ардайн, - существуют примеры
сокращенной формы, именно из восьми двустиший.
- И что, хоть один из этих примеров описывает ситуацию кардинального
изменения Мироздания?
Волшебница качает головой.
- То-то. Вот я и спрашиваю: как найти полный текст, не подключая к делу
служителей окрестных Оракулов? Желательно даже, чтобы по следам нельзя было
определить, что именно мы ищем.
Арген смотрит на сестру, словно ища в ее глазах подсказку; и, к твоему
немалому удивлению, его поиски завершаются успехом.
- Имеется одно средство, если я правильно истолковал выражение "Знак
Меча".
Ты снимаешь с пояса акинак.
- Разве есть другой смысл?
- Возможно... - Это говорит Илит. - Сравнительно недалеко отсюда есть один
древний колодец. Зачем он сооружен - никто не знает, тут ведь на каждом шагу
озеро или ручей; но камни, из которых он сложен, все как один помечены Знаком
Меча. Я изучала Знаки не так уж тщательно, и расшифровка этого не встречалась
никогда - я знаю лишь его вид и название.
Ты не знаешь даже этого, но признаваться не спешишь.
- Дорога туда безопасна? - спрашиваешь ты у Ардайн.
- С каких это пор?.. - Она обрывает фразу, понимая, о чем ты не хочешь
говорить при детях. - Если пойдем все вместе - вполне.
- Отлично. У вас нет никаких срочных дел?
Арген и Илит лишь улыбаются. Глаза у них уже зажглись предвкушением
первого настоящего дела за всю жизнь.
Одно слово - дети.

Старый колодец располагается на вершине холма, подчеркнуто игнорируя
струящийся в сотне шагов ручей. Шершавые камни странного черно-голубоватого
оттенка, несмотря на жаркое полуденное солнце, распространяют вокруг приятную
прохладу. Действительно, все они помечены незнакомым тебе значком...
Так-таки и незнакомым?
Ты обнажаешь меч.
Точно. На широком бронзовом клинке, у самой рукояти, выгравирован именно
этот символ; в свое время ты так и не смог отыскать в Архивах Башни его
значения. Итак, Знак Меча? Хорошо...
Осторожно наклонившись над колодцем, ты некоторое время всматриваешься
вглубь, давая глазам возможность привыкнуть к царящему внутри мраку; затем,
обнаружив тщетность попытки рассмотреть дно невооруженным взглядом, активируешь
свой амулет "темного зрения" - и удивленно признаешь его бесполезность. Потому
что внизу царит сплошная темнота, в которой нет просто ничего. Даже в Пустоте
или в Бездне опытному глазу есть за что зацепиться. Здесь - нет.
Странное место, заключаешь ты. Возможно, у него и есть связь с
пророчеством.
"Не "возможно", а действительно есть!" - думаешь ты миг спустя, когда
замечаешь в руках у слоняющегося вокруг Аргена нечто, похожее на обломок
широкой доски. Только ты, обладающий "темным зрением", видишь на этой доске
подробное изображение Венца Власти - вот-вот, того самого, что носил
король-мертвец из кургана, где ты заполучил свой акинак. Более чем интересно...
Все эти моменты, безусловно, связаны между собой - но как? Ведь все как будто
возвращается на круги своя...
Внезапно ты вспоминаешь слова Стража из Сумеречного Круга, который
объяснял тебе: нет силы превыше той, что соединяет Смерть и Жизнь. Ты
вспоминаешь символ Пути - ленту Мебиуса - и понимаешь, что совершил ровно
половину оборота, оказавшись как раз напротив той точки, с которой началась вся
эта история. А также - хотя эта последняя мысль тебе совсем не по нутру - каков
будет твой собственный конец...
- Ты что, привидение увидел? - насмешливо спрашивает Ардайн.
- Нечто в этом роде, - отвечаешь ты. - На чем строится основное заклятье к
Знаку Меча?
- Я так и думала, что ты не знаешь этого символа. - Волшебница подходит к
краю колодца, достает свою палочку и проводит в воздухе несколько слабо
светящихся линий, образуя асимметричный, но не беспорядочный узор. - Вот,
возьми.
- Благодарю.
Острием акинака ты чертишь в нужном месте этого узора Знак Меча,
добавляешь стандартный активирующий символ и быстро заключаешь образовавшуюся
структуру в силовой кокон, так как линии начинают шевелиться, словно пытаясь
пропустить, протолкнуть сквозь себя Нечто - как если бы ты открывал Врата, не
позаботившись очистить от нежеланных гостей ТУ их сторону.
- Илит, Арген, готовьтесь отражать удар! Ардайн - следи за Полем Сил:
чувствую, сейчас начнется...
Приказы выполняются мгновенно. Дети в четыре руки готовят начальный узор
для защитного заклятья, и ты не сомневаешься: в случае чего их реакция опередит
твою. Волшебница отходит немного в сторону, чтобы не отвлекаться на возможные
выбросы энергии из колодца. А ты, по-прежнему вооруженный "темным зрением",
вглядываешься в глубины сошедшего с ума Знака.
Есть!
Не ожидай ты появления этой картины, ты бы не успел ничего разглядеть: так
быстро она исчезает в переплетениях светящихся линий (теперь они заметно толще,
чем вначале, словно нашли иной источник энергии). Запомнив Знак-Указатель, ты
сбрасываешь блокирующие колодец чары - и отлетаешь в сторону, сбитый мощным
разрядом; такие молнии сам Перун-Громовержец, не имеющий привычки сдерживать
свою мощь, посылает на землю не чаще раза в столетие...

- Жив?
Звенящий голос Ардайн доносится как будто издалека, сквозь многие версты и
долгие года. Ты пытаешься приоткрыть глаза, однако что-то мешает тебе сделать
это. Подымаешь руки - и обнаруживаешь, что обе то ли сломаны, то ли вывихнуты:
одна в локтевом суставе, другая в плече.
- Жив. - Это Илит. - Но ему здорово досталось.
- Выдержит Перемещение?
- Лучше не рисковать.
- А зачем нам Перемещаться? - Это Арген. - Несколько дней полного покоя,
пара-тройка заклинаний - и отец будет в порядке.
Конечно, ты не слышишь мыслей Ардайн, но в общих чертах понимаешь, о чем
она думает: оставаться в месте выброса сил такой мощи - далеко не лучший способ
избежать нежелательного внимания. Ладно, роль больного может и подождать.
Ты проводишь языком по губам, выплюнув застрявший во рту сгусток крови, и
шепотом произносишь Главное Слово Источника. Могущество врывается в измученное
тело бурным потоком, причиняя адскую боль, но зато наскоро заживляя раны.
Сдержать стон ты не можешь, и слышишь, как вся семья собирается вокруг.
- Пере...мещай! - хрипло выдыхаешь ты, сражаясь с нахлынувшей слабостью.
Обычный результат лечения нетрадиционным методом, будь оно трижды неладно...
Ардайн быстро производит необходимый ритуал, и после встряски, длящейся
целую вечность, вы оказываетесь в надежном укрытии. Лишь тогда ты позволяешь
себе отключиться - без отдыха никакого дальнейшего дела не будет.

Очнувшись, ты первым делом проверяешь свое состояние - как физическое, так
и в плане силы. Второе почти в норме, первое требует еще некоторых забот, но в
целом ситуация вполне удовлетворительная.
- Не пугай меня так, - говорит возникшая у твоего ложа Ардайн. - Не для
того я согласилась создать семью, чтобы остаться вдовой так скоро.
Ты улыбаешься. Рука волшебницы осторожно касается твоей, перекачивая тебе
целительную энергию, без которой ты вполне мог бы и обойтись, но не
отказываешься, ибо знаешь, что ей эта помощь гораздо нужнее, нежели тебе.
- Дети в порядке? - спрашиваешь ты.
- Да. Они вовремя поставили защиту. Почти весь удар пришелся на тебя.
- Хорошо. Скоро встану на ноги и продолжим.
- Продолжим? - Глаза Ардайн гневно вспыхивают. - Ты что, не видишь
самоубийственность всей этой затеи? Защитное заклятье на том колодце было
наложено не позднее Великой Войны! Ты что же, хочешь открыть Проход в ТУ
эпоху?!
Так... Вот это ловушка!
Ты признаешься самому себе: будь ты один, попался бы, как куренок в ощип.
Неучтенные Врата! Ты-то предполагал, что Древние могут выбраться из Пустоты
только одним путем (Путем?) - через Серебряные Врата, когда последние будут
раскрыты ордой Их преданных служителей. Причем не просто так, а после свершения
пред Серебряными Вратами массового самоубийства по всем правилам Великого
Жертвенного Ритуала. А тут, выходит, существуют и другие Врата; более того,
Врата действующие и не нуждающиеся в столь мощном отпирающем воздействии!
Что, если обнаруженные тобою (вернее, твоими детьми) Врата Колодца - не
единственные? Что, если имеются и другие? И какой-нибудь самоуверенный маг,
подобно тебе, начнет проводить их распознавание, не понимая, что идентификация
Врат равнозначна их открытию, и не принимая соответствующих мер по защите себя
самого и окружающих?!
Стоп. Магов-то больше нет.
Ардайн уцелела лишь потому, что ухитрилась, подобно тебе, сменить Путь,
когда все внимание Высших Сил было обращено на ее народ, проделывающий то же
самое, только в неизмеримо большем масштабе. Ваши дети, вне зависимости от
таланта, чародеями не считаются, пока не проведен ритуал Посвящения. Так что на
всю Вселенную осталось, наверное, всего двое магов - Ардайн и ты.
Ну, двое - это далеко не так плохо, как один. А когда эти двое
представляют собой единую команду, они намного мощнее, чем каждый из них по
отдельности. Мощнее, а также умнее, быстрее и в чем-то даже удачливее.
- Извини, - говоришь ты. - Я действовал не подумав. Впредь буду
советоваться. - Во всяком случае, иногда. - В Бездну это пророчество, обойдусь
и без него.
Волшебница кивает, заметно расслабившись.
- Отдыхай. Поговорим утром.
Ты закрываешь глаза - и неожиданно для самого себя засыпаешь и видишь
красочный сон. Который, однако, не задерживается в памяти, что для тебя
несколько непривычно.
Возможно, это часть платы за право быть человеком...


6. Проклятье Железных Гор

Ты думал, твой Путь закончен?
Ты думал, настал твой час?
Наивный... Уйти досрочно
Не властен никто из нас.

Врата закрываются, оставляя Радужный Мир позади.
Незачем оставаться там, где всех вас хорошо знают местные боги - ведь
Ардайн обустроила убежище в Хрустальной Роще, воспользовавшись поддержкой
Богини Природы. Что-то она говорила тебе насчет войны в Высших Сферах, насчет
помощи, которую она оказала некоторым из Повелителей Стихий... Деталей ты не
помнишь, ибо они тебя особо не интересовали, однако суть заключалась в том, что
убежище держалось только благодаря поддержке Богини. После того "эксперимента"
с колодцем, потрясшего если не самые основы мироздания, то, по крайней мере,
стены оного, никакие Стихии не способны удержать Ищущих (различных уровней
могущества) от попыток узнать личность дерзнувшего преступить мировые Законы.
Ну а поскольку и за головой Ардайн, и за твоей давно идет охота (и какая
охота!), не стоит испытывать судьбу больше, чем необходимо. В таких случаях
лучший способ избежать внимания - просто покинуть прочесываемую наблюдателями
территорию. И сей способ тебе вполне доступен.
Обычно Врата закрываются сами, если их лишить притока энергии; сейчас,
однако, этот метод не подходит, поскольку он оставляет заметный след - конечно,
если знать, как и куда смотреть. Охотники за вашими головами, впрочем, это
знают - и потому тебе приходится начертить на закрывшихся Вратах Знак
Разрушения, дополнив его соответствующим Словом. После этого вы остаетесь в
Пустоте, так как от Врат не осталось и воспоминаний. А следовательно, и следов.
- Не слишком ли... - начинает Илит.
- Нет, - прерывает Ардайн. - Все правильно.
- Только куда теперь? - спрашивает Арген, которому явно неуютно в
окружении бесцветного и бесплотного Ничто. По рассказам он себе Пустоту неплохо
представлял, но - и это ты знаешь по собственному опыту - ни один рассказ не
способен адекватно передать испытываемых здесь ощущений. Независимо от того,
чья кровь течет в тебе и насколько силен твой Дар. Пустота не делает различий.
- На Дорогу Времен, - говоришь ты, употребив тот же термин, что был
записан в пророчестве о колдуне-клинке.
- Ты же обещал! - возмущается Ардайн.
- Я обещал тебе не пытаться выяснить неясные аспекты пророчества, - с
усмешкой заявляешь ты. - Я не обещал, что вовсе забуду о нем и не стану
использовать то, что уже знаю.
Не находя подходящих слов, она замолкает. А ты начинаешь ритуал Открытия,
исполняя все движения чуть-чуть медленнее, чем обычно - специально для Аргена и
Илит, которые жадно следят в четыре глаза за твоими действиями. Когда-нибудь,
быть может, им придется проделывать ту же операцию самостоятельно... да нет,
никаких "быть может" - иная участь им вряд ли светит...

Комментариев нет:

Отправить комментарий