понедельник, 8 марта 2010 г.

- Пусть будет так!
Не произносится ни обетов взаимной верности, ни льстивых заверений в
обоюдной выгоде происходящего - столь же слащавых, сколь и ложных. Здесь в них
нет нужды.
Не звучат также угрозы, чуть замаскированные под предположения "в
противном случае". Тени стоят выше этого: они никогда не угрожают, но ни один
чародей в здравом уме не пойдет на то, чтобы нарушить подобную сделку. Ибо
незачем угрожать, когда держишь в руках Нить Судьбы того, с кем
договариваешься.
- Покинь наши Врата, - шепчут Тени, - и возвращайся через день. Ответ
будет ждать тебя. Но потом ты приступишь к выполнению задания. Подготовься.
Хорошо, молча говоришь ты и уходишь, оставляя за собой облако столь же
безмолвного удивления. Очевидно, Тени не знают, что некоторым чародеям вполне
доступен тот вид речи, который они считают своим родным (что вполне возможно).

Часы ожидания проходят медленно. Разумно было бы потратить это время на
сон, но заснуть ты не можешь. Приходится произнести Слово Отдыха, чтобы снять
физическую усталость и восстановить силы; затем - известное, вероятно, только
тебе одному Слово Источника, возвращающее ясность мыслям и снимающее туман
утомления с рассудка. Два подобных Слова, произнесенные почти одновременно,
создали бы чересчур заметный след в Поле Сил, находись ты в любом другом месте.
Но не здесь, подле Врат Теней, где постоянно бурлящая ненависть Света и Тьмы
создает странные сплетения потоков энергии, пополняющих Силу Сумрака куда
быстрее любых ритуалов.
Ты начинаешь понимать, почему Тени не нуждаются в поклонениях и
жертвоприношениях, подобно любым другим Силам вроде Звезды, Радуги или той же
Тьмы. Сумрак не является самодостаточным, он зависит от Света и Тьмы, ибо
находится в нейтральной полосе между ними и служит чем-то наподобие барьера,
сдерживающего взаимную ненависть этих Сил и не дающего Им встретиться в
Последней Битве, которую в твоем родном мире пророчества называют Судным Днем,
Армагеддоном или Рагнароком, ты же ее знаешь под кодовым обозначением из книг
Пути - Черный Рассвет. Возможно, уже благодаря существованию Тени Радужный Мир
минет сия печальная участь. Хотя тут ты можешь и ошибаться - в области
всеведения и прорицаний будущего ты никогда не был специалистом, да и не желал
быть им...
Захваченный этими рассуждениями, ты сам не замечаешь, как погружаешься в
сон. Мирный, тихий и спокойный, ибо Тени, хотя и далеки от того, что именуется
Порядком, не выносят вблизи от своего оплота шума и передряг внешнего мира.
Просыпаешься ты точно в назначенный час, что называется, в полной боевой
готовности. Твоя сила готова с честью выдержать любое Испытание, какое тебе
может встретиться на Пути Сумрака - и даже если это не совсем так, думать иначе
ты не имеешь права. Ведь для магов девять десятых успеха - это уверенность в
себе.
А не самоуверенность, как полагают многие.

Во Врата Теней ты входишь так, как входят в знакомую с детских лет
комнату, где тебе известен каждый уголок. Тени, как и следует ожидать, уже
собрались вокруг небольшого камня-алтаря, заменившего кресло. Слегка
поклонившись "честному народу", ты задаешь безмолвный вопрос.
Все готово, молча отвечают Тени.
Ты подходишь к алтарю, опытным взглядом заметив мерцающие линии довольно
сложных чар. Мысленно испросив разрешения, ты касаешься ключевой точки узора, и
собранная Слугами Сумрака информация переходит в твой разум. Но - в
зашифрованном виде.
- Вот ключ к шифру, - тихо молвит Тень, - а здесь начало Пути. Вернешься -
заберешь.
- Как далеко я должен зайти? - интересуешься ты.
- Ты должен пробраться в края, где на небосводе сияет Руна Врат -
Thurisaz.
Весьма странно. Почему-то Тени называют северное имя этой руны, а не ее
название в их собственном, более древнем наречии - Башня. Впрочем, ты
предпочитаешь отнести это за счет их желания общаться с тобой на твоем
собственном языке - очевидно, руническое наречие Северных Стран представляется
им наиболее близким к твоему родному. Поправлять их ты не собираешься, опасаясь
попасть впросак: с Тенями вообще лучше не спорить. Чуть ли не единственное, что
роднит их с людьми, - обостренное самолюбие; и горе тому, кто уязвит Слуг
Сумрака, показав себя в чем-то лучше их!
Привычно передвинув акинак так, чтобы его было легко извлечь в нужный
момент, ты входишь во Врата.

Переход между мирами оказывается неожиданно сложным, тебя буквально
бросает из стороны в сторону. Проходит несколько наполненных болью минут, пока
ты осваиваешься с хаотическими потоками сил и входишь в ритм их колебаний;
затем, выбрав наиболее слабую нить в окружающей тебя паутине энергий, ты
обнажаешь клинок и, наложив на него Слово Замыкания, наносишь удар. Волшебное
лезвие встречает вязкое сопротивление, преодолевает его (что вызывает у паутины
жуткий вопль гнева и боли) - и ты, словно из катапульты, вылетаешь из
"меж-пространства" (так в записях некоторых мудрецов-теоретиков называется
субстанция, разделяющая Явь-реальность и Пустоту, из которой образованы Врата в
нее).
Везение не покидает тебя, ибо приземляешься ты на четвереньки, целым и
относительно невредимым, ровно за пядь до какой-то каменной стены. Тряхнув
головой, ты пытаешься обозреть окружающую местность и вскоре преуспеваешь.
"Стена" оказывается алтарем, который какие-то шутники-великаны сложили из
квадратных блоков черного гнейса, весом пудов по сто каждый. Прочий пейзаж
почти обычен: зеленоватое небо с крошечным голубым солнцем; равнина, покрытая
жесткой травой бледно-лазурного оттенка; далеко к северу - сизая горная гряда.
В том же направлении ведет непривычно широкая дорога, вымощенная
полупрозрачными желтыми плитками; дорога, началом - или концом - которой служит
вот этот самый алтарь.
Ты осматриваешь исполинское сооружение, но не находишь ничего, что
свидетельствовало бы о предназначении странного алтаря и богах, которым он
посвящен. Наконец, пожав плечами - мало ли неразгаданных тайн имеется во
Вселенной? - ты ступаешь на дорогу.
Вернее, на Путь.
Гладкие стекловидные плитки абсолютно не тронуты временем, хотя прошло
чертовски много веков с той поры, как неведомые строители завершили свой
титанический труд. Некоторые плитки при более детальном рассмотрении
оказываются помеченными какими-то значками, однако очертания их тебе
неизвестны. Непонятно также и размещение самих плит с отметками на дороге без
видимого порядка, но на решение этой тайны уйдет больше времени, чем ты можешь
себе позволить потратить.
Идти легко; ноги, кажется, скользят по поверхности Пути, а каждый шаг
переносит тебя не на аршин с небольшим, а на двадцать саженей или даже больше.
Наверняка ты этого знать не можешь, поскольку окружающая равнина напрочь лишена
сколь-либо пригодных ориентиров, но чувства подсказывают именно так, а у тебя
пока нет никаких оснований не верить им. Но призрачная гряда гор приближается
еще быстрее, словно вы движетесь навстречу друг другу.
Еще десять шагов - и горы перекрывают половину небосклона. Картина
завораживающая... и угрожающая. Кажется, эта каменная громада тебя сейчас
просто раздавит. Ты отбрасываешь эту мысль и делаешь следующий шаг.
Вытянутая вперед рука проходит сквозь скалу, словно это не более чем
иллюзия. Вообще-то Малая Иллюзия пропадает от прикосновения, Главная не
пропадает, но заметно искажается, а Великую Иллюзию отличить от реальности
можно лишь специальными средствами, к которым прикосновение никак не относится.
Следовательно, думаешь ты, это не иллюзия, а нечто иное. Впрочем, тебя мало
волнует, что именно здесь применено. Главное - ты сумел одолеть этот барьер.
Одновременно служивший и Вратами, потому что местность, где ты теперь
находишься, заметно отличается от предыдущей равнины.
Темно-синее небо над твоей головой покрыто пурпурными разводами, солнце и
облака отсутствуют. Путь под твоими ногами не изменился, но проходит он по
мерно колышущейся воде - если бывает вода бурого цвета. Плоские холмы волн
вздымают и опускают стекловидную ленту дороги; к счастью, морской болезнью ты,
не раз плававший с мореходами Северных Стран, не страдаешь.
Несколько шагов оставляют у тебя прежнее ощущение сверхъестественной
скорости, не поддающейся никакому логическому объяснению. Однако идти все так
же легко; правда, приходится уделять некоторое внимание сохранению равновесия,
чтобы не поскользнуться и не свалиться в море - ты очень сомневаешься, что,
случись такое, появится возможность забраться обратно на дорогу.
Мысли о "сохранении равновесия" в таком прозаическом контексте заставляют
тебя усмехнуться. И, словно в ответ на эту твою усмешку, Путь выдает
собственную гримасу. Перед тобою появляется стена из вращающихся
столбов-смерчей, окрашенных искрами сиреневых молний. Тебе известно Слово,
которое расчистит проход, однако имеется немалая вероятность, что оно сметет не
только стену, но и дорогу. Ведь смерчи-Стражи порождены не Путем, а силами
этого мира (то, что управляет ими Путь, в данной ситуации дело десятое).
Потому ты применяешь более рискованный метод, накладывая на себя самое
мощное из защитных полей (оно держится очень недолго, но зато блокирует почти
все виды враждебных сил) и рванув вперед, словно за тобой гонится свора Гончих
Мораны. Установить рекорд в беге тебе, пожалуй, не светит, однако проскочить
сквозь барьер ты успеваешь, отделавшись легкими синяками и ожогами на лице.
Короткое Слово быстро исцеляет все повреждения - и ты переводишь дух, заодно
осматриваясь, куда тебя забросил Путь на сей раз.
Снова - равнина, чем-то похожая на Вечную Степь, что простирается к
востоку от твоей полузабытой родины. Небосвод скрыт в сером тумане, но это
могут быть просто признаки пасмурной погоды, а не постоянное лицо этого мира,
впрочем, запоздало думаешь ты, то же самое справедливо и по поводу прежних
миров, через которые шел Путь Сумрака. Некоторое время ты идешь по все той же
дороге, готовый встретить все самое худшее - и сознавая при этом, что
действительность будет гораздо сложнее и опаснее всего, что ты способен себе
представить. Несмотря даже на все твои предыдущие Испытания на иных Путях и в
иных мирах, в Яви или Нави.
Подобный подход к делу подводит крайне редко. То, что ты вскоре замечаешь
впереди, выглядит более чем безобидно, но по твоей спине пробегает ощутимый
холодок. Подойдя почти вплотную, ты с горечью констатируешь: наконец случилось
то, чего ты ожидал с момента возвращения из первого путешествия в сумеречные
миры и чего боялся до дрожи в коленях.
Перед тобой - простой серый камень.
Примерно в половину твоего роста, он имеет вид четырехугольной пирамиды со
срезанной вершиной. На верхнюю грань нанесена практически стертая временем Роза
Ветров, а вокруг нее по кругу сделана надпись на нескольких языках. Текст один
и тот же, насколько ты можешь судить, прочтя три знакомых тебе.
Этот текст гласит: "Четыре дороги, один выбор".
Именно выбора ты так хотел избежать всю жизнь. Хотя и знал, что Судьба не
предоставит тебе такой возможности.
Теперь это время вновь пришло.
Обреченно вздохнув, ты начинаешь читать текст на боковых гранях пирамиды -
точнее, путевого указателя.

Дорога налево - дорога Судьбы,
Где ждут Испытанья и Цель,
Где небо - зловещий багровый рубин,
Где Вечности виден предел.

Описанные края хорошо, слишком уж хорошо знакомы тебе - и возвращаться
туда ты не желаешь ни за какие блага мира!

Дорога направо - дорога Мечты,
Где нету сражений и войн,
Где мир еще юн, незапятнан и чист,
Где радость ждет, мир и покой.

Не такая уж плохая участь - но не для тебя. Окажись ты в таком краю, ты
провел бы там ровно столько времени, чтобы восстановить силы и душевное
равновесие, как следует отдохнуть и найти Врата в иной мир. Даже если последний
будет Преисподней.

Дорога обратно - немногих удел,
Ошибку способных признать;
Лишь тот ей пройдет, кто достаточно смел,
Чтоб горя сомнений не знать.

Трусом тебя не назвал бы никто, однако ТАКАЯ храбрость - удел богов. Или
безумцев.
К которым ты также не относишься.

Дорога вперед - неизвестность и страх,
Пронзающий сердце и мозг;
Кто шел здесь - давно уж рассыпался в прах
Иль плавает в сумраке грез...

Вот оно.
Цель и должна быть сокрыта в Неизвестности, в противном случае Теням не
было бы нужды обращаться к тебе за помощью. Что ж, осталось сравнительно
немного - добраться туда и посмотреть, что подразумевал автор этих стихов под
"сумраком грез".
Хотя ты, кажется, и так догадываешься об этом...

Небо - черное как смертный грех, вне зависимости от времени суток. Вернее,
здесь нет суток как таковых, потому что нет ни луны, ни солнца. Дв они и не
нужны - алмазная россыпь звезд на черном атласе небосвода дает достаточно
света, чтобы отличить полосу Пути от окружающего сумрака.
Сумрака, который, однако, больше напоминает некую материальную субстанцию,
улавливающую эманации оказавшегося поблизости живого существа (сиречь тебя) и
искренне стремящуюся поведать оному существу "страшную тайну" этого места.
Тайну, коию ты знаешь и без того. Хотя, наверное, предпочел бы не знать вовсе -
слишком дорого было когда-то заплачено за эти сведения.
Звезды кружатся над твоей головой; созвездия медленно изменяют свои
очертания, повинуясь неведомым тебе правилам своего странного танца. Произнеся
соответствующее Слово, ты мог бы услышать Музыку Сфер, сопровождающую это
движение - но ты не делаешь этого, не желая отвлекаться.
На левой обочине Пути находится что-то вроде алтаря, вырезанного не иначе
как из цельного куска горного хрусталя (хотя ты слабо представляешь себе
кристалл подобных размеров). Боковые грани алтаря, как водится, покрыты
пассивными Знаками, рунами, пиктограммами языка нагов и прочими колдовскими
символами, некоторая часть которых тебе знакома. Верхняя грань гладкая, за
исключением четырех неровных отверстий, расположенных более-менее симметрично.
И ты можешь позволить себе сомневаться в чем угодно, кроме истинного назначения
этих отверстий...
Обнажив акинак, ты поочередно касаешься бронзовым острием нескольких
символов, шепотом декламируя соответствующие Слова. Хрустальный алтарь начинает
мерцать, а звезды на небе бледнеют, словно передавая ему свой свет. Отложив
меч, ты снимаешь одежды, ложишься на алтарь (на спину, чтобы видеть небо, а не
его искривленное отражение в хрустальных плоскостях), раскинув ноги и руки - и
произносишь финальное Слово. Вернее, это не Слово, а так называемая Фраза,
сочетание нескольких Слов, ни одно из которых по отдельности не имеет смысла,
зато в совокупности они иногда производят такой эффект, какой доступен разве
что богам, да и то в особых обстоятельствах.
Жертва принята благосклонно: шестигранные штыри (а вернее, лишенные
рукоятей стилеты), пронзившие твои лодыжки и запястья, состоят из цветных лучей
призрачного звездного света. Окажись Высшие Силы чуть менее удовлетворены
твоими "прижизненными" заслугами, стилеты были бы хрустальными, убрав кавычки
со слова "прижизненными"; а не выучи ты заранее некоторых тонкостей
предварительного ритуала, стилеты вообще оказались бы выкованы из черного
металла, того самого, из которого проклятые оружейники Нижнего Мира некогда
сделали легендарный Черный Меч, пожирающий души сраженных им. Тогда ты остался
бы здесь навечно - и эта фраза в данном случае вовсе не является поэтическим
преувеличением, подразумевающим обычно жалкие мгновения, протекающие от
рождения до смерти...
Сила уходит из твоего тела быстро, но еще быстрее исчезают мысли и
воспоминания. На какое-то время ты забываешь обо всем - кроме того, что должен
открыть Путь. Последними остатками ускользающей воли ты цепляешься за эти
слова, чтобы не скатиться в пучину грез и не разделить участь всех предыдущих
Проводников, отправленных Тенями сюда.
(Вообще, странно и даже глупо называть Проводником, Ищущим Путь - того,
кто ПРОКЛАДЫВАЕТ этот Путь; того, кто СОЗДАЕТ его, соединяя энергию собственной
жизни и ритуал, еще во времена Древних считавшийся архаичным и устаревшим.
Однако другого термина подобрать не смогли самые выдающиеся эксперты по
семантике, способные определить точные соответствия между всеми известными
Знаками и Словами - что невероятно сложно, но даже в среде магов не все
понимают это.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий